Что значит жить для Мцыри – описание чувств героя Лермонтова

Настоящая жизнь Мцыри прекратилась в тот момент, когда его, еще совсем маленьким мальчиком, увезли из родного аула, и затем снова продолжилась – на три дня побега. Три дня воли, которым посвящена целая поэма! Жить свободным, в соответствии со своими мечтами и желаниями (а Мцыри стремится попасть домой, на родину), дышать вольным воздухом – вот что значит жить для героя Мцыри и для его автора.

Настоящая жизнь всегда сопряжена с риском и требует постоянной борьбы за нее, – этот мотив начинает звучать в поэме с момента выхода Мцыри за монастырские стены. Мцыри совершает побег в грозовую ночь, когда все монахи, напуганные грозой, «ниц лежат при алтаре» и забывают о своем воспитаннике. Герой не боится грозы, напротив, она восхищает его своей необузданной мощью, пробуждает в нем давно забытое чувство жизни. Вот как он сам говорит об этом:

– Я убежал. О, я как брат
Обняться с бурей был бы рад!
Глазами тучи я следил,
Рукою молнию ловил…

И в этих строках звучит нескрываемое восхищение открывшейся перед ним красотой и силой природы.

Риск пробуждает в Мцыри осознание его молодости и силы, бесполезно прозябавшей в монастыре. Спуститься вниз, к грозно бурлящему потоку, цепляясь за ветки и камни – это для юноши лишь приятное упражнение. Настоящий подвиг, битва с барсом, ждет его впереди. Для Лермонтова был очень важен именно этот эпизод поэмы. Вдохновение для него поэт черпал в старинных грузинских песнях о поединке юноши с тигром. Позднее критики обвиняли поэта в нарушении достоверности: барсы на Кавказе не водятся, и встретиться со зверем Мцыри просто не мог. Но Лермонтов идет на нарушение природной достоверности ради сохранения художественной правды. В столкновении двух полностью свободных, прекрасных сознаний природы читателю открывается лик истинной жизни на Кавказе, жизни вольной, веселой и не подчиняющейся никаким законам. Обратим внимание на то, как описывается зверь в поэме:

«… Сырую кость
Он грыз и весело визжал;
То взор кровавый устремлял,
Мотая ласково хвостом,
На полный месяц, – и на нем
Шерсть отливалась серебром».

«Весело», «ласково» – ни малейшего страха или недовольства не звучит в словах Мцыри, он восхищен своим противником и признает в нем равного себе. Он радуется предстоящей битве, в которой сможет показать свою смелость, доказать, что у себя на родине он бы был «не из последних удальцов». Свобода и взаимоуважение не только к человеку, но и к природе – именно такой и должна быть настоящая жизнь. И насколько же она отличается от жизни монастырской, где человека именуют «рабом божьим!».

Неудивительно после всего этого, что Мцыри, вновь возвращенный в монастырь, не может жить. Теперь он отчетливо понимает разницу между жизнью тут и жизнью на воле, и смерть его – это своеобразный протест.

Меня могила не страшит:
Там, говорят, страданье спит
В холодной вечной тишине;
Но с жизнью жаль расстаться мне.
Я молод, молод…

Сколько отчаяния и безумной жажды жизни, молодой, еще нерастраченной жизни в этих словах! Но не всякая жизнь ценна, иная жизнь хуже смерти, – об этом говорит нам Лермонтов.

Мцыри умирает, устремив свой взгляд на Кавказские горы, на свою далекую родину. Там, в ауле, где пели его сестры и точил оружие отец, где по вечерам собирались у своих домов старики, там осталась его непрожитая жизнь, его настоящая судьба. После смерти он будет освобожден из плена, и душа его полетит туда, куда так стремилась. Возможно, именно тогда начнется его настоящая жизнь, – такую надежду, отчетливо звучащую в последних строках поэмы, Лермонтов оставляет читателю.