Характеристика образов Ани и Пети Трофимова в пьесе «Вишневый сад» Чехова

Подобный «классовый подход», унаследованный с давних времён, обнаруживает свою несостоятельность уже в том, что многие персонажи не вписываются в эту схему: Варя, Шарлотта, Епиходов. В их образах мы не находим «классового» подтекста. Кроме того, Чехов никогда не слыл пропагандистом, и, скорее всего, не стал бы писать столь однозначно расшифровывающуюся пьесу. Не стоит забывать и того, что сам автор определял жанр «Вишневого сада» как комедию и даже фарс— не самая удачная форма для демонстрации высоких идеалов…

Исходя из всего вышесказанного, рассматривать исключительно в качестве образа молодого поколения Аню и Петю в пьесе «Вишневый сад» нельзя. Такая трактовка была бы чересчур поверхностной. Кем же они являются для автора? Какую роль играют в его замысле?

Можно предположить, что автор намеренно вывел двух героев, не связанных напрямую с основным конфликтом, в качестве «сторонних наблюдателей». У них нет кровного интереса в торгах и саде, нет чёткой символики, связанной с ним. Для Ани и Пети Трофимова вишневый сад не является болезненной привязанностью. Именно отсутствие привязанности помогает им выжить в общей атмосфере разрухи, пустоты и бессмысленности, столь тонко переданной в пьесе.

Общая характеристика Ани и Пети в «Вишневом саде» неизбежно включает в себя любовную линию между двумя героями. Автор обозначил её неявно, полунамёком и трудно сказать, для каких целей ему понадобился этот ход. Возможно, это способ показать столкновение в одинаковой ситуации двух качественно разных характеров Мы видим юную, наивную, восторженную Аню, ещё не видевшую жизни и в то же время полную сил и готовности к любым преобразованиям. И мы видим Петю, полного смелых, революционных идей, вдохновенного оратора, искреннего и увлечённого человека, притом абсолютно бездеятельного, полного внутренних противоречий, оттого нелепого и порой смешного. Можно сказать, что любовная линия сводит друг с другом две крайности: Аню — силу без вектора, и Петю — вектор без силы. Энергия и решительность Ани без направляющей бесполезны; увлечённость и идейность Пети без внутренней силы мертвы.

В заключение можно отметить, что образы этих двух героев в пьесе на сегодняшний день, к сожалению, всё ещё рассматриваются в традиционном «советском» ключе. Есть основания считать, что принципиально иной подход к системе персонажей и пьесе Чехова в целом позволит нам увидеть гораздо больше оттенков смысла и обнаружит немало интересных моментов. Пока же образы Ани и Пети ждут своего непредвзятого критика.